По ту сторону закона

вкл. .

Территория государственного природного заповедника «Ненецкий» имеет 181 тысячу гектаров водной акватории. Сюда входит часть Печорского моря, Коровинская губа и дельта реки Печоры, а также часть Болванской губы и акватория вокруг островов.

В этих водоемах водятся не только морские, но и полупроходные породы рыб, такие как сиг, омуль, пелядь, чир, семга. Когда создавался заповедник, одной из главных задач было сохранение рыбных запасов для восстановления поголовья в реке Печоре, потому что часть рыбы, которая зимует в заповеднике, весной идет в верховья Печоры на нерест.
При этом одной из главных проб-лем заповедника стало браконьерство. Жители Нарьян-Мара, поселка Искателей, Красного, Нельмина Носа прекрасно знают, что зимой, когда рыба идет на скат, ее в водоемах заповедника скапливается на порядок больше, чем в самой реке Печоре. Рыба преимущественно сиговых и лососевых пород.
И сюда устремляются любители легкой наживы. Они пользуются близостью заповедника к населенным пунктам и тем, что с мощной снегоходной техникой сейчас проб-лем нет. Пользуются объездными путями и разными хитростями, чтобы установить сетки и при этом избежать ответственности.
На какие только ухищрения не идут браконьеры! Пробираются к местам лова по ночам, маскируют «иордани» с несколькими установленными сетями, забираются между торосами, путают следы. И все это на огромной территории. К примеру, Болванская губа - это тридцать на пятнадцать километров. Такая вот игра в прятки с инспекторами заповедника. Но это не всегда им помогает.
Наши инспекторы имеют большой опыт и знают все рыбные места и почти все браконьерские ухищрения. Это настоящие следопыты. В 2010 году ими было снято 129 сетей, общая длина которых составила более пяти километров. Можете себе представить, сколько рыбы ценных пород удалось спасти от двуногих хищников.


Причем, что показательно, количество изъятых сетей из года в год не уменьшается. Любителей поживиться за наш с вами счет не останавливает даже уголовная ответственность, которая предусмотрена за лов рыбы в заповеднике. То есть люди сознательно идут на уголовное преступление. Причем, уголовная ответственность наступает уже за нахождение на территории заповедника с орудиями лова. Поймали тебя с сетями, лопатой или пешней - получай реальный срок, минимум полтора года.
Не помогают никакие отговорки - типа, заблудились, мы больше не будем или на уху пару рыб, - ответственность наступает неотвратимо, и такие случаи были.
А если браконьера поймали с уже выловленной рыбой, то ему вдобавок придется возмещать государству ущерб. И если в акватории реки Печоры действуют общие расценки, установленные правительством, то пойманные на территории заповедника браконьеры расплачиваться будут по тройной цене. И, конечно же, будет возбуждено уголовное дело.
Мало того, закон предусматривает и такую меру наказания, как конфискация транспортных средств, использовавшихся для совершения преступления. И такие случаи тоже были.
Такой строгий закон справедлив. Ведь заповедник создан для охраны биоресурсов, которыми в дальнейшем пользуются все граждане региона. Ведь, как я уже сказал, рыба здесь только зимует, а затем она поднимается по реке, где ее могут ловить все желающие. Так что браконьеры грабят общее наше достояние, забираются в наш с вами карман. И преступник должен получить по заслугам.
Причем ясно, что на это преступ-ление идут вовсе не голодные люди и далеко не бедные. Если человек может себе позволить разъезжать на мощной снегоходной технике иностранного производства, пользоваться системой навигации, тратить десятки литров бензина, то ясное дело, что он не бедствует. Речь идет именно о хищничестве, о желании нажиться преступным путем.
Та же история продолжается и летом. Задерживаем браконьеров, изымаем орудия лова, составляем протоколы и передаем нарушителей органам внутренних дел. Люди платят большие штрафы, лишаются свободы, у них конфискуют лодки с моторами, орудия лова, но другие продолжают идти на преступление. Что это, беспечность или такая сильная жажда нажиться? Или азартная игра: поймают или не поймают? Рано или поздно поймают!
Сейчас наши инспекторы технически хорошо оснащены. Мы наладили хорошее взаимодействие с правоохранительными органами, и контроль будет становиться все более строгим.
Есть и другая сторона вопроса. Это организация законной рыбной ловли. Те, кто ловит рыбу не нарушая закон, должны иметь возможность без больших препятствий реа-лизовать свою продукцию. А то сейчас получается ненормальная ситуация. Законопослушные рыбаки должны получить официальное разрешение на вылов рыбы, получить участок, получить квоты - и за все это они платят деньги. Но самое печальное, это то, что выловленную рыбу просто некуда девать. Чтобы продать улов, нужно иметь лицензию на право продажи, получить заключение потребнадзора, найти торговую точку. Получается столько препон, что местная рыба часто просто не доходит до потребителя. И граждане покупают рыбу у тех же браконьеров, невольно поощряя их преступный промысел.
Необходимо найти выход из этого тупика. Раньше были рыбоприемные пункты, складские помещения, холодильники, организованная торговля. И местная рыба была в магазинах по доступной цене, причем, цена была ниже, чем на Большой земле. А теперь мы покупаем привозную рыбу неизвестно какого качества и едим под пиво астраханскую тараньку.
Тем временем, в соседнем Салехарде в любом магазине, в любом кафе лежит в большом ассортименте рыба местного производства: муксун мороженый, муксун соленый, муксун копченый, нарезка - выбирай не хочу.
Конечно, все это требует дотаций со стороны округа. Но при этом люди заняты законным промыслом, имеют заработок, а граждане не подкармливают браконьеров. Я знаю, что подобный проект есть и в Ненецком автономном округе. Только считаю, что процесс нужно ускорить. Затраты оправдают себя сразу с нескольких сторон.

Андрей Глотов
Директор государственного природного заповедника «Ненецкий»
опубликовано в газете "Нарьяна Вындер"