Взгляд Из Питера.

вкл. .

В августе 2014 года заповедник посетила  блогер из Санкт-Петербурга, желая увидеть Крайний Север.

Любовь Крайнова - биолог по образованию. Вот как она комментировала выбор территории для своей поездки: "Я просматривала список заповедников России и нашла Вас. Чисто случайно. Решила к Вам приехать, потому что на карте заповедник казался достаточно достижимым от Санкт-Петербурга и располагался за Полярным кругом, что само по себе поражает воображение.  А потом я зашла к Вам на сайт и увидела фотографию холмистой местности с озерами: она выглядела нереально."

После своей поездки Люба поделилась своими впечатлениями в статье:

Государственный природный заповедник Ненецкий.

Когда попадаешь на Север, кажется, что оказался в мире, из которого нет возврата, в единственном существующем из миров. Что всегда ты был в этом царстве плоских островов с высокой травой, в которой ветер создает концентрические круги, с уходящим вверх небом, из-под купола которого прорезывается бирюзовый морской закат с наползающими ночными облаками цвета тёмного пепла. Что всегда тени гагар мелькали на фоне влажного неба, над островом парил орлан, огромный, как вертолет, а в дом твой по ночам скреблись странные существа и с тоскливым лающим скрипом, как ржавые звонки, кричали за горизонтом лебеди. Это мир, в котором ешь вялые полосы сырой, чуть просоленной сёмги, носишь три куртки, похожий на капусту, а шерстяные носки после нескольких дней хождения в резиновых сапогах начинают пахнуть так, словно принадлежат престарелому мастеру-оленеводу.

Ненецкий заповедник – это единственный в Европейской части России заповедник, в котором сохранились уникальные сообщества равнинной тундры. Основанный в 1997 году, он включает в себя территории дельты Печоры, Коровинской, Средней и Печорской губы, часть Баренцева моря и его острова: Ловецкий, Кашин, Матвеев, Долгий и др.

Государственный природный заповедник Ненецкий был основан в 1997 году. Но уже с 80х годов голландских орнитологи стали проводить в этой местности наблюдения за водоплавающими птицами, преимущественно – лебедями. И неудивительно, ведь это - место линьки, гнездования и миграционного пролета многих видов гусеобразных.
Тем не менее, экологическая значимость данной территории долго игнорировалась: так, в конце 70х в этой местности началось интенсивное бурение пробных нефтегазовых скважин, в процессе которого на скважине Кумжа-9 произошла авария, для ликвидации которой был использован  подземный атомный взрыв. Сейчас на месте взрыва – озеро, ученые проводят исследования по динамике сукцессии растительности на антропогенно поврежденных территориях, а заповедник является единственной в мире природноохранной зоной, подвергавшейся воздействию атомной бомбы. Надо сказать, что Ненецкий заповедник, в связи со своей юностью и труднодоступностью большинства территорий, представляет собой богатейшее поле для биологических и экологических исследований. Составленные по нему списки насекомых и растений далеко не полны. Так, в 2011 году были найдены 11 новых видов представителей бентобиоты и 5 новых видов планктона, а в 2013 – открыт новый вид мух. А первые исследования по высшим растениям пресноводных экосистем начались только в 2013 году.

Государственный природный заповедник Ненецкий географически располагается в Ненецком автономном округе. Из 42 тысяч жителей округа 23 приходится на крупнейший – и единственный – город Нарьян-Мар.
Ни автомобильной, ни железной дороги до Нарьян-Мара не существует. Добраться до него можно на самолете: прямыми рейсами из Санкт-Петербурга, Москвы или Архангельска. Монополистами на авиаперевозки по этому направлению являются компании UTair и Nordavia. Местные жители жалуются на абсурдность цен: билет в Кировскую область, где многие учатся в университете,  зачастую обходится дороже, чем билет в Европу.
Летом из Усинска до Нарьян-Мара ходят продуктовые баржи. Но вот в ноябре-декабре город почти полностью отрезан от мира. Период между прекращением баржевого судоходства (конец октября) и моментом, когда будет создана зимняя дорога (конец декабря) называется распутицей. В это время поставка продуктов в город полностью прекращается. Малоснежная зима для региона – настоящее бедствие: зимнюю дорогу, или зимник, удаётся построить лишь к началу февраля.
Но в основном создание зимника – дороги из утрамбованного снега, прокладываемой по замерзшим тундровым болотам, -  стартует в начале декабря. На строительство 420 километровой дороги между Нарьян-Маром и Усинском уходит приблизительно месяц. Снег сгребается в ленту, а затем по нему прокатывается «гитара»: три тяжёлые разглаживающие снег трубы, которые тянет трактор. После этого поставка продовольствия в город вновь налаживается.
На Севере взаимопомощь – вещь основополагающая.  Встретив на зимнике человека со сломавшимся снегоходом, не остановиться и не предложить свою помощь совершенно невозможно: в советское время за это исключали из компартии, а сейчас это дело чести. Жители Заполярья живут, в целом, более сплоченно, чем те, чья жизнь не протекает в условиях январских минус 45 с непрекращающимся ветром и отсутствием водопровода в домах. «Мы тёплые потому, что у нас холодно». Еще больше поражает отношение жителей Арктики к работе: мужчины трудятся по 14 часов в сутки, попутно умудряясь приготовить пищу на всю семью, и все это – без малейших жалоб или нудения: «Я устал». Северяне работают, как хорошие ездовые лайки: изнеженным городским мужчинам такое и не снилось.

Итак, добраться до Нарьян-Мара непросто. Но добраться до заповедника – ещё сложнее. Сделать это можно только на катере, зимой - на снегоходе.
Попасть в заповедник можно только по пропуску, в противном случае любое присутствие на его территории считается браконьерством. За несколько десятков километров от самого заповедника начинается охранная зона, патрулируемая, во-первых, охраной заповедника, а во-вторых, Федеральной береговой охраной, поскольку вдоль побережья в этих местах проходит государственная граница РФ.
Охранная зона представляет собой буферную зону между заповедником и остальным миром. В ней разрешен вылов рыбы на удочку и спиннинг,и, при наличии охотничьего билета, сезонный отстрел водоплавающей дичи. Право вылова сетями дается только владельцам рыбучастков.

От «внешнего мира» заповедник отделен охранной зоной, располагающейся в разветвленной дельте Печоры. Многочисленные протоки дельты подразделяются на крупные, называемые шарами (Тундровый, Крестовый, шар Большой Гусинец, Болтин, Средний, Ульянов и Козлюков шар),  и более мелкие, по-местному - шарки и виски.
Почвы островов дельты, вследствие скопления на них большого количества аллювиальных отложенией, необычайно плодородны. Вся дельта покрыта высокой густой травой, из которой выступают мощные соцветия лекарственной Чемерицы Лобеля, а ивы достигают несвойственных для северных областей размеров. Очень обаятельны растущие по берегам водоемов ватные шарики пушица Шейхцера.


Воды Печоры в этих местах буквально кишат рыбой: окунь может клюнуть через 6-7 секунд. Сотрудники заповедника сетуют, что окуни расплодились здесь безмерно, став преобладающим по численности видом. Много попадается плотвы с удивительными ярко-оранжевыми глазами, а также язей и щук. Щуки тут достигают полутора метров в длину, их называют «печорскими крокодилами». Но наибольшая радость для рыбака – выловить так называемую белую рыбу. К ней относят представителей семейства сиговых (чира, пелядь, сига) и иногда – лососёвых. Белой она называется не из-за цвета мяса, а оттого, что «жирна и благородна». Несмотря на то, что рыба сиговых пород – одно из основных блюд местной кухни, на её вылов введен официальный запрет везде, кроме рыбучастков. Аналогичный запрет введен и на отлов североатлантического лосося (сёмги), проходящего по Печоре на нерест.


Раньше на островах, ныне относящихся к заповеднику, располагалось 4 рыбоприемных пункта, куда улов могли сдать в том числе рыбаки-частники, и один рыбоперерабатывающий завод в Нарьян-Маре. Всё это закрылось в момент развала СССР. Так что теперь у большинства жителей Нарьян-Мара и близлежащих деревень есть собственный катер или как минимум резиновая лодка: для промысла, а еще – чтобы передвигаться во время половодий, частых для низовья Печоры.

Первой стоянкой на пути в заповедник становится биологическая станция на острове Большой Гусинец, расположенный в 70 километрах от Нарьян-Мара: час с лишним езды на катере. Очень часто стоянка эта вынужденная: чтобы добраться до полуострова Костяной Нос, на котором находится основная биостанция заповедника, нужно пересечь Коровинскую губу. Иногда это не удается сделать неделями, несмотря на то, что расстояние между станциями составляет лишь 27 километров. Из-за мелководья губы и её небольших размеров ветром даже средней силы создается высокая короткая вертикальная волна, под которую катеру грозит опасность «поднырнуть».  Аналогично и с дорогой обратно: порой выбраться с Костяного Носа невозможно по много дней. Ни интернета, ни мобильной связи ни на одной из биостанций нет. Лишь на Большом Гусинце, забравшись на выстроенную на доме вышку и повернувшись лицом к городу, можно, под гогот гусей и шум ветра, с помехами и обрывом связи, попытаться куда-нибудь дозвониться.
Но за эту отрезанность от мира сотрудники заповедника и ценят Большой Гусинец. Помимо дел по работе, сюда приезжают отдохнуть от городских будней, интернета и трезвона мобильных телефонов, порыбачить, да и просто навестить единственного жильца острова – старичка Альберта Антоновича.

«Культ рыбы» на острове прослеживается с самого берега: на причале стоит наклонённая ванна для очистки рыбы, стоит изрезанный влажный стол для её разделки, доски вокруг усыпаны блестящей круглой чешуёй, а над всем парят, в ожидании, когда можно будет полакомиться аппетитными наважными кишочками, чайки и вороны.
В доме, растянутая вдоль всей гостиной, висит рюжа – сеть в форме туннеля с каркасом из железных колец, используемая для ловли наваги и сороги (плотвы); иногда туда, к сожалению, попадаются и нерпы. Рюжа растягивается против течения на 20-25 метров и рыба проходит по этому «туннелю», в каждом отсеке проходя через воронку, пока, наконец, не набьется в последний отсек.

 

Вдающийся в Коровинскую губу острый треугольник полуострова Костяной нос, как и отделяющее его от дельты Печоры водное пространство, уже находятся под эгидой заповедника. Вдоль всего побережья полуострова тундра прорезана песчаными языками размывов – следов от вытолкнутых зимой на сушу многотонных глыб льда. Западный берег более высок и обрывист: в него врезаются льды, выносимые в Коровинскую губу впадающей в неё Печорой. Восточный, наоборот, более полог. От него льды относятся в Среднюю, затем – в Печорскую губу и дальше, по направлению к Баренцеву морю.

С момента выхода из дельты Печоры в Коровинскую губу начинается территория заповедника, а на самом кончике полуострова Костяной Нос располагается домик биологической станции заповедника. А уже дальше идет самая настоящая тундра – молчаливый мир ветра, зайцев, песцов и диких гусей.

Тундра  - одно из немногих мест в мире, где можно успешно замаскироваться, одев красную куртку. По всему тундровому покрову рассыпаны багровые и алые кожистые листья арктикуса, оранжевые и красные – карликовой березы, а на фоне мхов проклевываются розово-белые ягоды княженики.

 

Тундра напоминает огромного, безграничного разноцветного леопарда, шкура которого расстилается бесконечно и во все стороны. Даже после пяти минут пребывания в ней начинаешь понимать, что идти лучше по светлым пятнам,  а буро- и сочнозеленых избегать. Светлые, почти белые пятна – это покрытые лишайниками участки. Они находятся на локальных повышениях и более сухие. Общий серо-зеленый оттенок создается двумя преобладающими видами кладоний: оленьей (Cladonia rangiferina) и лесной (Cladonia arbuscula). Но это лишь первое впечатление. На самом деле, если улечься на тундровый покров, на небольшом участке обнаружатся как минимум видов шесть. Но встречаются и почти голые участки почвы, где на темном фоне лежат, как рассеянные по земле черви, серые подеции Кладонии оленьей.

Бурые пятна в тундре на Косом носе, как правило, представляют собой влажные понижения со скоплениями сфагнума и разреженными стебельками осок. Это не болото, куда можно провалиться, но идти по ним все равно тяжело – слишком толст «ворс» у тундрового ковра. И, наконец, то, что издали кажется ярко-зелеными или оранжевыми вкраплениями, вблизи оказывается 50ти сантиметровым подростом карликовой березы (Betula nana) – рощицами из крохотных деревьев с проволокообразной сетью ветвей, в которых любят прятаться зайцы и дикие куропатки.


Тундровые острова – место гнездования уток, лебедей, гусей, гагар и многих других водоплавающих. Здесь выводят потомство 3 вида лебедей: малый тундровый, шипун и кликун. Они прилетают в мае, спариваются, насиживают яйца и выводят птенцов, а в начале августа сотнями выходят на воду – молодь отдельно, взрослые отдельно – и начинают линять перед зимним перелетом. Линька у лебедей полная (происходит смена всего пера), и до её окончания они не способны взлететь. Этим моментом пользуются, чтобы закольцевать «аристократов вод». Их ловят сачками с катера. Лебедь в панике заныривает и белой тенью скользит под водой несколько метров, а ещё использует уловку: резко меняет под водой направление. Но делает это всегда под одинаковым углом, так что сотрудники уже поджидают его у места выныривания с сачком.

В этой же местности гнездится самая маленькая и самая быстрая из речных уток – чирок-свистунок. Это единственный вид уток, способный взлетать почти вертикально: благодаря узким и заостренным крыльям. Чирок-свистунок связан с мифом о Рагнарёке: считается, что именно эта утка, взмыв над Вальгаллой, возвестит о наступлении Последней битвы.

Но пока что маленькие утки вспархивают по менее значительным поводам, а боги благосклонно смотрят на них, скользящих в серых небесах над разноцветными тундровыми просторами.